ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Вконтакте Одноклассники Instagram Youtube
Наш посёлок начинался с торфяных болот
(История родного посёлка Гидроторф)


Однажды в наши края, обозначенные на карте Балахнинского уезда как Чёрная Рамень*, прибыла геологическая партия. Шёл 1921год. Молодая Советская республика делала первые шаги в индустриализации. 20 апреля 1918 года главой государства В.И.Лениным был подписан декрет «О разработке торфяного топлива».  22 декабря 1920 года Восьмым Всероссийским съездом Советов был принят государственный план электрификации всей страны. За 10-15 лет предстояло построить 30 крупных электростанций.


В списке ГОЭЛРО под № 4 значилась Нижегородская электростанция в районе Балахны, топливом для выработки энергии должен был стать торф. Изыскательной партии было поручено важное задание: выяснить количество залежей торфа на Чернораменских болотах. Было проведено тщательное обследование на обширной площади, и к концу лета 1921 года группа под руководством инженера Фортинского доложила руководству о наличии в районе Чёрной Рамени огромных залежей торфа высокого качества.

Болота всегда были, по словам М.Пришвина, неисчерпаемой «кладовой солнца»,   в которой тысячи лет сохраняются сокровища – запасы солнечной энергии в виде горючего полезного ископаемого – торфа.
                            
Где мглу крылами рассекая,
Стонали филины в ночи,
Лежала солнца кладовая,
У входа выложив ключи.
И под ржавеющим настилом
Осоки, хвои и листов
Столетья долгие вместились
В короткое, как выстрел,- торф!

Вс.Лукин


Чернораменское болото

Сотни лет Чёрной Раменью называли дремучие леса и топкие  болота. «Земля холодна, не родима, не то, что дорог, даже мало-мальски торных тропинок там вовсе почти нет, зато много мест непроходимых… Гниющего валежника пропасть, да, кроме того, то и делопопадаются обширные глубокие болота, а местами трясины с окнами…   Это страшные погибельные места для небывалого человека». Слова нижегородского писателя П.И.Мельникова-Печерского вполне подходили и к болотам Чёрной Рамени. Они слыли местами гиблыми. В старину при набегах казанских татар на Балахну в чернораменских глухих лесах искали спасения от погибели и плена чудом уцелевшие балахнинцы. Служили приютом наши леса и болота для беглых крепостных крестьян. Местные предания рассказывают, как гуляли в наших краях ватаги разбойников, занимаясь грабежом на дорогах, а потом укрывались в глухомани  среди болот. Названия деревень Балахнинского района сохранили память о них: Ватагино, Бурцево, Сонино, Чуркино… Чуркин слыл в народной молве «добрым» разбойником, потому как никогда не обижал бедных.

В давние времена  на возвышенностях среди болот поселились люди. Откуда они пришли, и когда именно на илистых берегах речки Железницы приютились деревеньки Харенка, Горшиха, Сергеевка и Федотиха, теперь уже никто и не припомнит. Но есть свидетельства, что уже несколько веков до прибытия в Чёрную Рамень геологов на островках отвоёванной у болот земли жители деревень пахали, сеяли, выращивали урожай, ухаживали за домашним скотом, занимались нехитрыми кустарными промыслами, справляя товар по Железнице к Волге в село Кубенцево. Словом, веками здесь текла  размеренная однообразная  жизнь.

Известие о начале торфоразработок взбудоражило местных жителей. И уже очень скоро в сентябре 1921 года в деревне Харенка появились первые строители новой жизни. Их разместили в бывшей усадьбе помещика Ламонова, в барском трёхэтажном доме. И вскоре по всей округе застучали топоры, завизжали пилы. Рубили деревья, строили бараки-общежития для рабочих, столовую, баню, мастерские, рыли осушительные канавы, прокладывали дороги и гати.  С каждым днём увеличивался людской поток: по разнарядке и по вербовке  прибывали  всё новые и новые  торфоразработчики  со всех краёв Поволжья и Центральной России, из окрестных деревень.

Первые осушительные канавы копали вручную, лишь с помощью
лопаты, топора и кирки.

И началась «битва» за торф.
В памяти остались воспоминания старожилов посёлка о каторжном труде «пионеров» торфоразработок. В тяжелейших условиях, под палящим солнцем, изнемогая от жажды, облепленные тучами  комаров и слепней, по колено, а то и по пояс в воде и зловонной болотной жиже, рыли первопроходцы канавы, корчевали деревья, вели подготовительные работы. Техники не хватало, работали, в основном, вручную, на пределе человеческих сил. Болели руки, распухали суставы, от укусов насекомых тело покрывалось волдырями. А в холодные весенние или осенние дни студёная вода проникала и в одежду, и в обувь. От холода сводило руки и ноги.

Торфоразработки на Чернораменке.

После смены ютились в плохо освещенных бараках. Промокшую одежду сушили сразу все, на единственной печи, отчего одежда не успевала просохнуть до утра и была  полусырой. Нелегко дались чернораменцам богатства «кладовой солнца» - накопленные тысячелетиями запасы солнечной энергии.

И всё же жили с мечтой о новой жизни. По вечерам вместе варили ужин, балагурили, пели песни, танцевали.   Девчата - «торфушки», как их пренебрежительно называли городские жители, сочинили о своём житье-бытье частушки:

Меня маменька родная
Дома не понежила.
Чернораменско болото
Без ножа зарезало.
Зачем рано мамка встала,
Мне котомку собрала
На болото снарядила
На разлуку обрекла

А наутро снова работали, работали… Работали ускоренными темпами, стремясь выполнить и перевыполнить установленные нормы и сроки.

В 1924 году был открыт первый сезон торфодобычи. Чернорамен- ское предприятие « Гидроторф» стал поставлять топливо для электростанции, заслужив себе славу «Нижегородской кочегарки», «Нижегородского Донбасса».
 
Судьба чернораменцев тесно связана с судьбой страны. Вместе со всей страной труженики «Гидроторфа» выполняли и перевыполняли планы производства и поставки торфа, ударно трудились, учились, комсомольцы-культармейцы помогали ликвидировать безграмотность, овладевали новыми профессиями, осваивали  технику. «Гидроторф» шагал в ногу со временем в ряду передовых предприятий страны. Произошли перемены в жизни тружеников треста «Гидроторф». Засияли электрические огни. Работали баня, столовая, больница, школа, клуб, магазины, была оборудована собственная типография. Улучшились условия жизни в общежитии.

Комната в общежитии для сезонных работниц

В редкие часы досуга работники  торфотреста смотрели кино, участвовали в спортивных состязаниях, посещали «красный уголок», занимались в кружках, читали книги и газеты. Выпускалась и собственная газета, которая в разные годы называлась «Торфяник», «В боях за торф», в  годы Великой Отечественной – «Торфяник- фронту». В нашем посёлке существует улица с названием «Торфяник». Бытует мнение, что улица названа в честь газеты и на месте современной улицы находилась типография. В каждом выпуске газеты были слова: «Труд советского торфяника почётен – тяжёлый труд во имя будущего Родины»

Так выглядели бараки для рабочих.

К 1932 году в Чернораменской округе существовали разрозненные населённые пункты барачного типа, созданные в целях приближения жилья рабочих непосредственно к местам добычи торфа. Это были так называемые номерные  посёлки: Первый, Второй, Третий  и так далее. Центральным был Административно-Технический посёлок,или сокращённо Технический. Названия эти употребляются до сих пор. Сообщение между посёлками осуществлялось сетью узкоколеек.  

1 февраля 1932 года было принято Постановление Президиума ВЦИК об объединении посёлков треста «Гидроторф» и селений Сергеевка, Горшиха, Харенка, Федотиха в  посёлок с присвоением ему наименования «Гидроторф».

В этом же 1932 году жители посёлка пережили страшное потрясение:  разразился небывалый пожар. Внезапно вспыхнувшее пламя сильным ураганным ветром распространилось на огромную территорию, уничтожая всё, что было на его пути. Пожар бушевал в течение дня. Пылающие куски торфа неслись по воздуху, роняя искры на сухую траву. Горели  бараки, машины, шпалы узкоколеек, падали столбы электропередач. По всему горизонту полыхало грозное зарево. Всё вокруг окутал едкий дым. Не видно было солнца. Посёлок превратился в гигантский горящий факел.

Торфяной пожар

На борьбу с огненной стихией вышло практически всё население Балахны и окрестных деревень. На помощь прибыли сормовичи, канавинцы, воины нижегородского гарнизона. Героическими усилиями пожар удалось остановить. Но посёлок почти полностью сгорел.

Было уничтожено 400 тысяч тонн торфа. Пострадало  оборудование, техника, мастерские, линии связи, дороги. На месте железнодорожных линий лежали обгоревшие рельсы. Предстояло всё отстраивать заново. Ценой невероятного трудового героизма посёлок  и  торфопредприятие к лету 1933 года  были восстановлены.

На волне патриотического подъёма, охватившего всю страну, чернораменцы, только что пережившие пожар и лишившиеся личного имущества, в  марте 1933 года перечислили большую денежную сумму на строительство агитсамолёта «Максим Горький».

В тридцатые годы чернораменцы влились в стахановское движение и самоотверженно трудились, перевыполняя план по добыче торфа. Электростанция бесперебойно снабжалась торфяным топливом  и обеспечивала предприятия области необходимой электроэнергией.

Когда в июне 1941 года грянул час грозных испытаний для всей страны, 300 торфяников  предприятия ушло на фронт. Наши земляки с оружием в руках сражались с фашистами в битвах Великой Отечественной, защищая Родину. Опустевшие на производстве места заняли женщины, и подростки,  В годы войны торф стал стратегическим сырьём. Он давал тепло и энергию городу: жилым домам, школам, госпиталям, предприятиям. В условиях военного времени  обороноспособность страны зависела от каждого гражданина, от его труда. Торфяники работали от рассвета и до заката, по 12-14  часов, без выходных и отпусков, надрываясь от непосильного труда.

"Торф - Родине!", "Все для фронта, все для Победы!", «Чем  ты помог бойцу, идущему в атаку», «Больше торфа добудем, скорее фашистов загубим», - под такими лозунгами  трудились коллективы торфяных участков.


Было очень тяжело, но работали дружно, самоотверженно и с честью справлялись с выполнением заданий по обеспечению электростанции топливом, делали всё, что в их силах, чтобы вместе с армией, всем народом приблизить победу. Их мужья проявляли мужество в бою. Не все вернулись домой в победном сорок пятом. Имена погибших за Родину высечены на памятной стеле. Многие фронтовики - чернораменцы за отвагу, проявленную в боях, были награждены медалями и орденами.  А.М.Кузнецов был удостоен высшей награды государства – звания Героя Советского Союза. Его имя носит школа посёлка Гидроторф.
Герой Советского Союза А.М.Кузнецов в гостях у земляков - чернораменцев.



Чернораменцы чтут память воинов-земляков,погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Ежегодно 9 мая и 22 июня жители посёлка приходят к памятнику-обелиску и отдают дань памяти защитникам Родины.

Послевоенные и все последующие годы были отмечены слаженной работой торфопредприятия и доблестным трудом торфяников. Но постепенно природные запасы торфа иссякали. Объём добычи торф начал сокращаться. Торфоразработки были признаны нерентабельными. И в   90-х годах  прошлого столетия торфопредприятие прекратило своё существование.

Многие посёлки торфоразработчиков исчезли с лица земли. Наш посёлок существует и трудится. Появились новые промышленные предприятия. Давно снесены ветхие бараки. Чернораменцы живут в благоустроенных квартирах. В 2019 году распахнула двери для школьников новая просторная и светлая школа. Ребята развивают свои творческие способности в музыкальной и художественной школах, занимаются в кружках Центра Детского творчества и культурно-спортивного комплекса. Сотрудники культурно-досуговых учреждений организуют поселковые праздники и концерты для населения. Работают кафе и магазины. Как не похожа сегодняшняя благополучная жизнь на неимоверно тяжёлые будни первых строителей будущего посёлка.

Мы, жители посёлка, преклоняемся перед их выносливостью и мужеством.  Низкий им поклон от поколения 21 века. Память о первопроходцах чернораменских болот живёт и в названии посёлка, рождённого в битве за сокровища «кладовой солнца».

Вверх | Назад | Сообщить об ошибке на странице